Посвящение Донбассу.Очерки

images

Николаева Александра, 9 класс

Учитель Шлёнская Наталья Леонидовна

Конкурсная работа «Стоит солдат на постаменте»

006

Скоро наступит праздник 9 мая — День Победы над немецко-фашистскими захватчиками. В этом году этот праздник будет особенным не только потому, что со Дня Великой Победы прошло семьдесят лет, но и потому, что в мой край снова пришла кровопролитная война. Но несмотря на непрекращающиеся боевые действия и артиллерийские обстрелы, молодая Донецкая Народная Республика готовится к столь важному и, безусловно, самому почитаемому празднику. Цифры 1941-1945 кровью вписаны в мировую историю. В эти годы шла Великая Отечественная война — самая тяжелая из войн, которые когда-либо знала наша планета. Сколько лишений, сколько страшных испытаний принесла она людям. На защиту Родины поднялись и мужчины, и женщины, и старики, и молодежь. За победу над фашизмом боролись люди всех национальностей и народностей. Война — страшное событие в жизни каждого. Она несет холод, голод, страдания, смерть. Война ужасна тем, что ее следы надолго остаются в памяти, в сердце народа. Теперь и мы, жители Донбасса, живем с болью в сердце, со страшными воспоминаниями двух войн — Великой Отечественной и современной… Тот, кто пережил тяжелые бои, у кого на глазах убивали родных, кто был рад крошке хлеба, не забудет этого никогда. Люди Донецкой Земли знают, что фашизм — это болезнь, это явление без роду и племени, и с ним надо бороться. Помним своих защитников, чтим и гордимся!

Во многих странах и городах можно встретить памятник — памятник советским воинам-освободителям.  Когда я его вижу, мою душу переполняет столько чувств! Гордость… Ведь как можно не гордиться людьми, которые боролись за свою Родину и свободу?! Сожаление и презрение… Мне очень жаль, что спустя семьдесят лет выдвигают в адрес защитников и освободителей абсурдные обвинения. Сейчас актуальна проблема вандализма: нынешнее поколение, не задумываясь о своих поступках, наносит ущерб памяти и достоинству своих предков. Человек может осквернить могилу или памятник. Трудно поверить, но болгары, которых мы считали почти что родными братьями, трижды предпринимали попытки уничтожить памятник советскому солдату в Пловдиве. Того самого «Алёшу», о котором сложена потрясающая песня, долгое время служившая гимном Пловдиву. Жители встали за любимый памятник горой. И сумели его отстоять, потому что погибло 977 советских солдат, освобождая Болгарию. Факты — упрямая вещь, особенно это понимаешь, когда знакомишься с газетой «Аргументы и факты» и читаешь рубрику «Неудобное прошлое»: «Самое проникновенное кино о войне, «Отец солдата», было снято на киностудии «Грузия-фильм» режиссёром Резо Чхеидзе. И самый зверский снос памятника павшим в этой войне тоже осуществили в Грузии. 19 декабря 2009г. был подорван мемориал Воинской славы в Кутаиси. Вместе с памятником грузинские власти случайно убили двух своих граждан — женщину с годовалым ребёнком. Вот так иной раз отзывается «эхо войны». 79500 грузин, сражавшихся в рядах Советской армии, погибло на фронтах войны. Когда-то в Таллине на площади Тынисмяге стоял бронзовый солдат — на месте братской могилы, где лежат воины, освободившие Таллин от коричневой чумы фашизма. Президент Томас Ильвес распорядился вскрыть могилу. В апреле 2007 г. памятник перенесли на окраину. Теперь он стоит, покрытый слоем чёрной краски. Фон памятника обезображен — исчезли барельефы с орденом Великой Отечественной войны, факел и звёзды. Около 280 000 советских солдат погибло, освобождая Эстонию. Памятники русским воинам на Украине объявили чуть ли не главными врагами. Причём давно. В 2009 г. в городе Стрые снесли памятник солдату-освободителю. И тогда же разрушили братскую могилу павших советских воинов.  Девять миллионов украинцев погибло во время Великой Отечественной войны, в том числе 4,4 миллиона мирных жителей».

Я задумалась о том, как чтят память об участниках Великой Отечественной войны в моём родном Донецке, как относятся к историческим памятникам, посвящённым войне. Я живу на самой окраине города — в посёлке шахты имени Е.Т. Абакумова. Напротив шахты находится парк, в котором воздвигнут памятник Неизвестному защитнику нашей Родины.

Иду по зелёной аллее и сразу вижу его — Безымянного солдата, стоящего на постаменте.  Привлекает надпись на камне: «Вечная слава героям, павшим в борьбе за свободу и независимость нашей Родины».  В крепких руках воина навсегда остался автомат, прижатый к груди; на плечах застыл плащ, когда-то развивавшийся на ветру, а непокрытая голова — уважение к погибшим товарищам. На лице — выражение скорби по убитым в той страшной бойне братьям и друзьям.   Ему грустно и больно от того, что все они погибли, а он — каменный и нерушимый — остался стоять в одиночестве над их телами. Его безжизненный взгляд устремлён к земле. Он смотрит на братскую могилу, которая находится перед постаментом. В парке шахты имени Е.Т.Абакумова похоронен двадцать один солдат Красной Армии. Все они погибли при освобождении города Сталино (Донецка) и его пригородов в сентябре 1943 года. Все воины неизвестны. И каждый год, в День Победы и в День освобождения Донбасса, ветераны и шахтёры, жители посёлка и ученики школ собираются возле памятника, чтобы достать из глубин сознания воспоминания, связанные с тем временем; узнать для себя что-то новое; обменяться впечатлениями и отдать дань героям-освободителям за мирное небо над головой. А перед этим мы отправлялись в парк наводить порядок — убрать возле постамента, облагородить клумбу, срезать сухие кустарники. Это доверяли старшеклассникам и сотрудникам школы. Побывать на митинге в парке Славы — почётная миссия для учеников школы. Я и сама много раз участвовала в таком мероприятии. Наш класс рассказывал трогательные стихи, возлагал цветы и зажигал свечи. Казалось, что мы слышим громкое биение сердец во время минуты молчания.

Стоит солдат на постаменте… Стоит вот уже 72 года. Казалось бы, так много времени прошло, а солдат всё ещё не забыл боль утрат и потерь. И не сможет… Пришла новая война. Во время обстрелов микрорайона имени Абакумова в 2014-2015 годах снаряды рвали землю парка и валили деревья. Ко Дню Победы жители ещё не успели привести в порядок всю территорию парка, но сердце его — памятник Неизвестному солдату и аллея, ведущая к нему, — вычищены до блеска. Постамент выкрашен в красный — цвет Красной Армии, в центре   подправили барельеф в виде ордена. Раньше по периметру памятника была ограда, украшенная толстыми цепями, но «грозные 90-е» унесли их на металлолом. Чьи-то добрые руки во время уборки парка собрали осколки «свежих» снарядов и положили на оградку. Смотрю на них и думаю… Как всё непредсказуемо в жизни. Как могли соединиться в этом месте две параллельные линии времени: 1943-й и 2015-й?! Удивительно, что каменный воин устоял и сейчас, пережив уже две войны. Наверное, он и есть наш оберег. Под его защитой и мы, и Донецк, и наша свобода.

Юноши и девушки! Участвуйте в патриотических акциях: «Вахта Памяти», «Георгиевская ленточка», «Бессмертный полк» — чтобы воспитать в себе чувство гордости за свой народ! Помогайте ветеранам Великой Отечественной войны и труженикам тыла! Не стесняйтесь проявлять заботу о них, не бойтесь открывать им свои сердца и дарить любовь. Молодое поколение! Сохраните памятники воинам Великой Отечественной войны! Бережно относитесь к ним, поддерживайте чистоту и порядок в местах их расположения. Пусть 2015-й год станет годом рождения акции «Стоит солдат на постаменте»!

Всматриваюсь в лицо Неизвестного солдата и слышу: «Живите счастливо, ребята. Живите за себя и за тех, кто не вернулся с войны. Ведь они погибли за то, чтобы на нашей Земле всегда слышался детский смех, и над Донбассом всегда было мирное небо». Веет лёгкий ветерок, светит солнце, звучит весенняя трель птиц. А была ли война?.. Шепчу в ответ: «Ты мой старший брат… Спасибо, солдат…».

Николаева Александра ДОШ 85 Конкурсная работа Стоит солдат на постаменте

images

IMG_0979Подобный Егор,11 класс

Учитель Слонская Алла Мирославовна

 

Конкурсная работа «Большой подвиг маленького города, села»

 

15 сентября 1943 года. Этот день запомнится жителям  Сталино надолго. Ещё неделю назад шли бои за освобождение города от немецко-фашистских захватчиков, а сегодня в центре города должен состояться митинг. Казалось, никогда еще на улицах шахтерского города не было так людно. Возле Дома Советов  уже собрались 50 тысяч трудящихся, а по улице Артема шумным потоком льется еще одна волна счастливых демонстрантов. Красные знамена реют над толпой, снова и снова звучит  «Интернационал».

И вот народ затихает. Взоры собравшихся устремляются к трибуне, где уже стоят руководители Украины и г. Сталино – секретарь ЦК КП(б)У           Д.С. Коротченко, заведующий отделом пропаганды и агитации ЦК КП(б)У К.З. Литвин, секретари Сталинского обкома КП(б)У товарищи Дрожжин и Волков, председатель исполкома областного совета депутатов трудящихся Ф.Н. Решетняк, секретарь обкома ЛКСМУ Е.С. Бабенко и другие представители областных и городских партийных и советских организаций. К ним поднимаются  командующий Южным фронтом генерал-полковник      Ф.И. Толбухин, член Военного совета Южного фронта генерал-лейтенант  К.А. Гуров, генерал-майор А.И. Кириченко. Собравшиеся люди с замиранием сердца ждут их выступлений.

Первым место за трибуной занял генерал-полковник Федор Иванович Толбухин.

«Горняки и горнячки, металлурги, комсомольцы и пионеры, все жители  г. Сталино, дорогие мои товарищи, — начинает свою речь командующий фронтом, — я передаю вам от имени бойцов, офицеров и генералов боевой, сердечный привет».

Бурей аплодисментов, возгласами «ура!» откликается митинг на приветствие боевого генерала. Слезы радости текут по щекам женщин и мужчин.

Горячим восторженным подъемом встретили участники митинга выступление представителя шахтерских Сталинских дивизий гвардии майора Слесаренко.

«Мы дадим стране наш донецкий уголь и сделаем ее еще более могучей», — заверяет тов. Кронов, крепильщик «Центрально-Заводской» шахты № 7/32.

«Оживет наш завод, — рассказывает сталевар Кострикин. — Скоро мы пустим домну № 4, и огненный металл ее падет на голову врага».

Волнительную речь произносит председатель исполкома областного Совета депутатов трудящихся Решетняк: «Мы не будем плакать над развалинами, мы будем работать, не жалея сил, чтобы скорее восстановить наш город, наше хозяйство, все культурные учреждения».

Секретарь ЦК КП(б)У Коротченко поздравляет трудящихся г. Сталино с освобождением от фашистскою ига и передает им привет от правительства Украины, от ЦК КП(б)У. Коротченко благодарит за освобождение Донбасса доблестных наших бойцов, офицеров и генералов и призывает всех донбассовцев самоотверженной работой восстановить все, что разрушено врагом, и этим приблизить час победы.

В этом море народа стоят несколько мужчин и женщин, которых связывает многое – боевое братство. Пару минут назад они, как и все митингующие, приветствовали выступающих, на их лицах сияли счастливые улыбки. А сейчас они стоят неподвижно, задумавшись, вспоминают, какие преграды им довелось преодолеть, на какие жертвы пришлось пойти, чтобы приблизить этот день Победы. Это были подпольщики из группы Андрея Андреевича Вербоноля…

…26 октября 1941 года из всех громкоговорителей СССР прозвучал звучный голос Левитана: «От Советского Информбюро! После многодневных сражений, в ходе которых немецко-фашистские войска потеряли до 50 000 убитыми и ранеными, свыше 250 танков, более 170 орудий, около 1200 автомашин с грузами, наши части оставили город Сталино». На деле же, в городе не было бойцов Красной Армией уже 5 дней… Оставшиеся жители города лицом к лицу встретились с врагом, а самые смелые, не желая терпеть фашистское иго, решили бороться с захватчиками своими силами.

Переоценить вклад советских партизан и подпольщиков в Великую Победу невозможно. Борьба в тылу армии оккупантов имела большое значение.  В  постановлении ЦК ВКП (б) “Об организации борьбы в тылу германских войск” от 18 июля 1941 года выдвигались задачи: создать невыносимые условия для германских интервентов, дезорганизовать их связь, транспорт и сами воинские части, срывать все их мероприятия, уничтожать захватчиков и их пособников, всемерно помогать созданию конных и пеших партизанских отрядов, диверсионных и истребительных групп, развернуть сеть большевистских подпольных организаций на захваченной территории для руководства всеми действиями против фашистских оккупантов.                                                                                                                          В каждом городе и каждом селе советские люди  готовы были бороться с врагом.

Жители г.Сталино, независимо от того, кем они были до войны – руководителями советских организаций областного или республиканского уровня или простыми  рабочими, а может быть и вовсе школьниками семнадцати лет, такими же, как я, – объединялись для  борьбы с врагом.

В городе действовало несколько подпольных организаций в разных районах, в том числе и в моем родном – Кировском.

Одной из самых действенных подпольных организаций была подпольная группа под руководством Андрея Андреевича Вербоноля.

До войны, житель поселка Калиновка, работал на Донецком металлургическом заводе. Но, как говорится в отчете Центрально-городского райкома КП(б)У «О деятельности подпольной группы…» от 15 марта 1946 года, с первых дней оккупации Сталино А.А. Вербоноль поставил перед собой цель сделать всё, чтобы изгнать фашистов из родного Донбасса.  В октябре 1941 года он смог добыть у оккупантов легкий пулемет и патроны для него. Сразу же хотел выступить против захватчиков, если понадобится умереть за Родину, но с собой в могилу забрать как можно больше врагов. Но обдумав всё, Вербоноль понял, что куда полезнее было бы действовать рассудительно, а потому собрал группу из своих  близких товарищей для противостояния оккупантам. Всего 6 человек: сам Андрей Вербоноль, Алексей Борисов, Леонид Чибисов, Тимофей Оленчук, Ирина Чистякова и Матрена Иванова. Уже к лету 1942 года группа пополнилась за счет вовлечения в организацию личных знакомых и военнопленных, освобожденных из лагерей, и насчитывала уже 40 человек. В январе 1943 года к подпольщикам присоединился бежавший из концлагеря старший инженер Донецкого металлургического завода Виктор Геращенко. Таким образом, группа, как они себя сами называли, «народных мстителей» Вербоноля стала одной из самых многочисленных и организованных. Они действовали на территории Сталино (основным районом их деятельности был Сталино-Заводской и Куйбышевский районы) и его окраинах. Кроме того, активно поддерживали тесную связь с подпольными организациями Макеевки, Славянска, Старого Керменчика и других населенных пунктов, регулярно помогали им.

Результат деятельности подпольщиков Вербоноля просто поражает! Только представьте себе: всего 4 человека – Вербоноль, Борисов, Халошин, Оленчук – в течении двух лет смогли вынести с хорошо охраняемых немецких складов и учреждений 2 легких пулемета, 5 автоматов, 52 винтовки и карабина, 36 пистолетов, 23 ручные гранаты, 48 кг взрывчатки, 150 м бикфордова шнура, 217 детонаторов, 100 штук взрывпакетов и 4600 штук автоматных, винтовочных и револьверных патронов.

На квартирах у Вербоноля, Халошина и Крашина были установлены радиоприемники, на которые принимались передачи напрямую из Москвы. Позже сведения передавались для дальнейшего распространения на печатных машинках и ротаторах Чисятковой Ирине и Ивановой Матрене. Страшно даже подумать, что случилось бы, если, например, заметил и предательски донёс бы о них сосед, желавший получить обещанную награду от фашистов…

А распространение антифашистских листовок! Сколько времени и сил потратили Иванова, Чистякова и Грицаенко, чтобы втроем на двух печатных машинках и одном ротаторе обеспечить советскими листовками и сводками  о положении на фронте целый город. Но изготовление  листовок — это лишь половина дела, чего стоит донести их людям. Известно, что участница группы Галина Гринько смогла в два приема доставить 1200 экземпляров брошюр из Сталино в Славянск. Что переживала она, идя с пачкой листовок во внутреннем кармане потертого пальто по городу, где на каждом углу слышна немецкая речь солдат… Всего на территории Сталино группой Вербоноля было отпечатано и размножено более 5 тысяч экземпляров разных брошюр, обращений и сводок Советского информбюро.

Всем известно об ужасной судьбе советских военнопленных в фашистских лагерях. Потому Леднева Анна, Гринько Галина, Королькова Софья, Семенова Матрена, Грицаенко Виктор и Чистякова Ирина делали все, чтобы освободить из немецкого плена солдат Красной Армии. Гражданка Леднева, работая санитаркой в гражданской поликлинике, ухищрялась забирать из лагерей военнопленных под видом больных, прятала их в шкафах, каморках поликлиники, под койками, а потом ночью переправляла их на квартиры к Семеновой Матрене, Гринько Галине, Гринько Леониде, откуда солдат, уже снабженных документами, одеждой и продуктами, перебрасывали через линию фронта. По официальным данным из немецкого плена были освобождены 174 человека, из которых 150 человек – офицеры Красной Армии.

Участники группы тов. Подшивалов, работавший в то время помощником начальника полиции в с. Калиновка, и Лебедько Мария, работавшая паспортисткой в полиции Ларино, добыли для группы «народных мстителей» более 200 штук паспортов и около 500 штук временных удостоверений и пропусков, которые позже использовались как членами подпольной организации, так и освобожденными советскими солдатами.

Участники подпольной группы Вербоноля часто совершали совместные операции против захватчиков с Рутченковской группой под руководством Власова. Руководитель группы Андрей Демьянович в мирное время работал начальником электроцеха Рутченковского коксохимзавода, а когда в Донбасс пришли фашисты, был оставлен партией как верный  человек для организации подпольного сопротивления оккупантам.

Изначально, будучи крайне осмотрительным и осторожным человеком, Власов работал в одиночку. Он засыпал песок в буксы вагонов, специально задерживал железнодорожные составы. Однако противостоять одному целой армии было невозможно, а потому Андрей Демьянович стал присматриваться к своим подчиненным-рабочим. Он отбирал самых стойких, способных к проведению подрывной работы в тылу противника людей. К весне 1943 года он создал диверсионную группу из 15 человек.

16 июля 1942 года, дабы не отдать в руки врага электростанцию на металлургическом заводе, подпольщики группы Власова осуществили диверсию. Немцы только восстановили предприятие, планировали его запустить. Но их планом не суждено было сбыться – станция была взорвана.  Та же участь постигла и отдельные восстановленные цехи завода, где оккупанты пытались наладить ремонт танков и автомашин. Ночью советские патриоты подорвали эти цехи и сожгли контору завода.

Вокруг царил голод, а потому Андрей Андреевич Вербоноль понимал необходимость обеспечения жителей города продуктами питания. Подпольщики выменивали еду в селах на похищенный у немцев бензин, керосин, одежду и другие вещи. Всего им удалось добыть около 1700 кг хлеба и 250 кг мяса. Летом 1943 года Вербоноль лично вместе с руководителем Рутченсковской группы А.Д. Власовым, похитив с химзавода 2 бочки трансформаторного масла, вывезли его в с. Алексеевку Большеянисольского района и обменяли на 2.5 т хлеба. К сожалению, по дороге одна из грузовых машин сломалась, и до Сталино удалось довезти лишь 1.5 т хлеба.

Часто «народным мстителям» приходилось совершать диверсии в тылу врага. Так, например, в июне 1942 года товарищи Рыжиков и Покусай сожгли большой склад на Десятой линии, причинив немцам огромный материальный ущерб. В мае 1942 года, когда на заводы Сталино пришел важнейший срочный заказ на изготовление замков к зенитным орудиям и дефицитных деталей к мотоциклам, Грицаенко вывел из строя на целых полтора месяца мощный электромотор ремонтно-механических мастерских одного из заводов. В моторное масло он намешал наждачных опилок и песка и таким образом испортил подшипники, которые в условиях войны было практически невозможно достать. Иногда и вовсе приходилось жечь здания родного города – крупные поджоги, уничтожившие технику и боеприпасы захватчиков, были устроены в декабре 1942 и в январе 1943 годов.

Фашисты и предатели (полицаи и доносчики, набранные из числа местных жителей) панически боялись советских подпольщиков. Так в феврале 1942 года участники организации Оленчук и Яковлев выследили и устранили коменданта пос. Смолянка и двух его помощников, которые зверски истязали и грабили местное население.

Перед самым освобождением Сталино, фашисты начали массовые аресты и расстрелы. В числе арестованных были И. Чистякова, М. Иванова, А. Борисов, Т. Оленчук и Л. Чибисов. За несколько дней до освобождения города советскими войсками,  2 сентября 1943 года в 4 часа 30 минут утра они были погружены в грузовую машину, вывезены за город и расстреляны.

6 сентября 1943 года Андрей Андреевич Вербоноль и пятнадцать других подпольщиков открыто выступили с оружие в руках против фашистов. В ходе ожесточенного боя руководитель группы «народных мстителей» Вербоноль погиб. Пожалуй, самым трагическим во всей жизни этого человека является то, что он так и не смог увидеть родной город снова свободным – ушел из жизни за 2 дня до освобождения Сталино… 9 сентября он был похоронен в парке им. Володина в поселке Рутченково.

В честь героев-подпольщиков названы улицы районов г. Донецка: в Кировском районе улица Вербоноля, в Ленинском – Чисятковой, в Петровском – Чибисова,  в Буденновском – Оленчука.

…Митинг у Дома Советов г.Сталино подходит к концу. Люди понемногу начинают расходиться. И только участники группы Андрея Андреевича Вербоноля еще остаются на площади. Страшный и тяжелый период их жизней окончен. Но все они понимают, что это далеко еще не всё – их долг перед Родиной еще не исполнен до конца. Столько предстоит им еще совершить: восстановить разрушенный город и сделать всё, чтобы приблизить желанную победу. А, кроме того, научится жить в мире…

Я не имел чести быть знакомым с этими людьми лично, но смог узнать истории их нелегких судеб, изучая документы, находящиеся в Донецком государственном архиве. А сколько еще письменных исторических источников, на страницах которых запечатлена история нашего края и жизней людей, отстоявших, возвеличивших и прославивших его, требуют внимательного и тщательного изучения.

Я считаю Вербоноля, Власова и подпольщиков их групп людьми, которыми может гордиться Родина. История их жизни показывает, как обычные люди способны пожертвовать всем, чем дорожат, и посвятить себя борьбе за свободу Отечества.

Читая истории о деятельности партизан и подпольщиков, поражаешься тому, как они, словно по крупицам, собирали Великую Победу. Казалось бы, всего лишь одна крохотная песчинка застряла в подшипниках. А вот уже остановился огромный мотор, вышел из строя целый завод, важнейший заказ не готов к сроку, длинная вереница вагонов не тронулась, солдаты-фашисты не получили вооружение и не смогли вести бой… И вот уже спасены жизни наших солдат, приближается Победа.

А вот где-то идет по улице человек, вовсе отчаявшийся и потерявший веру и надежду. Но вдруг ему в глаза бросается светлое пятно на обугленной полуразрушенной стене дома – антифашистская листовка. И он понимает, что рядом с ним есть люди, которые сражаются против гитлеровских оккупантов. А может быть, воодушевившись, и сам решает примкнуть к бойцам сопротивления, внести и свой вклад в победу.

Возникновение народного подпольного и партизанского движений на оккупированной фашистами территории – это подтверждение того, что перед трудностями и опасностями, перед лицом врага люди едины желанием победить, желанием спасти себя, родных, близких и Родину. Это подтверждение того, что маленькое село или город и даже любой человек способны на великий подвиг ради общей Победы!

Подобный Егор Игоревич 85 

 

images

O7icIdjCaGUРяшко София,11 класс     

 Учитель Слонская Алла Мирославовна

Конкурсная работа «Большой  подвиг  маленькой Рутченковки»

Я хочу рассказать о большом  подвиге  Рутченковки глазами моей бабушки – Ряшко Софии Евдокимовны, которая всю войну находилась в городе Донецке. Для нее, как и для большинства людей нашей страны,

9 мая всегда было и будет праздником, великим праздником Победы.

Давным-давно зарубцевались раны Великой Отечественной войны, но не ослабевает боль утрат во многих семьях. В этом году мне исполнилось семнадцать лет, но я как сегодня помню рассказ моей бабушки о тех страшных временах. О них же напоминают фотографии  в большой рамке в нашем семейном альбоме, убранные в шкаф из-за того, что потеряли цвет. Моей бабушки давно уже нет в живых, но память о ней я и моя семья сохраним  навсегда.

В последнее время я часто думаю, сколько же крови нужно было пролить и сколько человеческих страданий вынести,  чтобы  мы могли сегодня  жить.

22 июня 1941 года разрывами бомб, сброшенных на города и села нашей Отчизны, тысячами смертей мирных тружеников, женщин, стариков и детей гитлеровская Германия заявила о нападении на Советский Союз. Война началась вероломно, без предупреждения.Фашисты принесли горе на нашу землю.  Не стало слышно  детского смеха. В один день дети повзрослели, а юноши возмужали. В опасности оказалось самое дорогое  — Родина.  «Когда Родина в опасности, — писал Фурманов, — жизнь каждого из нас принадлежит ей».  Каким глубоким смыслом наполнили эти слова июньские дни 1941 года. Семья моей бабушки  уже тогда жила  на Рутченковке. Так называли в годы войны район, прилегающий к станции Рутченково (Кировский  район города Донецка).

Бабушка работала на Рутченковской шахте №29.Каждый труженик думал об одном, жил одним, стремился к одному: изгнать фашистов с родной  земли. Для достижения этой цели советские люди готовы были выдержать любые испытания.

Гитлера всегда привлекал Донбасс – жемчужина Украины. Захватчики намеревались не только ограбить и поработить Советский Союз, но и физически истребить большую часть  народа, обратить в рабство оставшихся, растоптать душу людей,  уничтожить их культуру.

По призыву партии миллионы советских патриотов – весь народ, как единая семья,- встали на защиту своей страны. Десятки тысяч донецких шахтеров добровольно сменили отбойные молотки и врубовые машины на пулеметы и автоматы.

Война потребовала быстрой перестройки всего народного хозяйства. Самоотверженным трудом ответили донецкие труженики на призыв партии отдать все силы на помощь фронту. Среди этих людей оказалась и моя бабушка.  Она работала,  не покладая рук, на  шахте. Здесь, как и на многих других шахтах Донбасса, стали добывать в четыре раза больше угля, чем предусматривал план. Сотни трудящихся Рутченковки  перекрывали свои рекорды мирного времени, превратив их в обычную норму.

На строительство оборонительных рубежей  горняки выходили целыми семьями. Вместе с молодыми рабочими и закаленными в боях гражданской войны старыми шахтерами в строительных работах участвовали и женщины-горнячки,  домашние хозяйки и дети.

В августе 1941 года фашистские войска приблизились к Донецкому угольному бассейну. Из шахтеров-добровольцев были созданы полки и дивизии, покрывшие себя неувядаемой славой  в ходе битв.

Фашистская армия рвалась на Донбасс. По решению Государственного комитета обороны  предстояло срочно подготовить ценное оборудование к эвакуации вглубь  страны. На предприятиях Рутченковки начался демонтаж промышленного оборудования для отправки его на восток.

Демонтажем в то время занимались все, кто мог работать. Станки,

подъемные машины, насосы, моторы бережно снимались с фундамента и грузились на железнодорожные платформы. Бабушка рассказывала, какой уставшей она возвращалась домой. Но все работали честно, и каждый знал, что во время войны они – грозное оружие против ненавистного врага. Все понимали: донецкое оборудование надо спасти – там, в глубоком тылу, оно поможет ковать победу над врагом.  Никогда не забуду как, рассказывая об этом, бабуля  смахивала слезу и говорила, что перед  отправкой  вытирала станок рукой,  словно прощалась,  плакала, и думала: вернется ли он назад на свое рабочее старое место?  Но в душе каждый  верил, что после победы демонтированное оборудование снова вернется на дорогой сердцу Донбасс. Эта вера умножала силы, бодрила людей, рождала героев.

Замерла жизнь на заводах и шахтах Донецкого края. Остановились  заводы и шахты Рутченковки. Мрачными, безжизненными громадами высятся терриконы. Не вращаются шкивы на шахтных копрах. Нет людей в поселках. Все окутала мрачная, настороженная тишина. Враг у порога…

26 октября 1941 года фашисты заняли Донецк и Рутченковку.

В приказе, отданном фашистским комендантом, население Рутченковки предупреждалось, что за нарушение светомаскировки следует расстрел, за сочувствие Советской Армии – расстрел, за выход на улицу позже указанного времени – расстрел, за саботаж — расстрел.  Саботажником считался каждый, кто не зарегистрировался на бирже труда и не пожелал добровольно выехать на немецкую каторгу.

22 месяца враги хозяйничали в Донбассе.  К чему только не прибегали фашисты, чтобы подчинить его себе. Но оккупированный Донбасс – еще не покоренный Донбасс! Он так и не раскрыл свои недра немецко-фашистским поработителям. Хозяева этой земли  — шахтеры, их силу воли не сломить. И гитлеровцы вынуждены были даже уголь ввозить сюда из Германии.

В мае 1943 года прямо под приказами военного коменданта были наклеены листовки. В них говорилось: «На каждой шахте, в каждом поселке организуйте партизанские отряды. Помогайте партизанам, скрывайте их от полиции, не давайте увозить в Германию хлеб, промышленное оборудование и другие ценности. Срывайте выполнение планов гитлеровской власти. Готовьтесь с честью встретить Красную Армию».

Рабочие, которые не успели эвакуироваться, под угрозой смерти не соглашались работать на немцев.Многие из них бросали свои дома и шли в партизанские отряды, где вели беспощадную  борьбу с врагами своей Родины. Другие пробирались через линию фронта и в рядах действующей Красной Армии били фашистов.

Земля горела под ногами захватчиков. Летели под откос эшелоны с немецкими солдатами и вооружением.

Почти два года активно действовали в тылу гитлеровских войск комсомольско-молодежные отряды  под руководством    С. Г. Матекина,

С.В. Скоблова,  И.Н. Кириллова. 47 патриотов под руководством  Саввы Григорьевича Матекина с первых дней  оккупации Донецка развернули здесь подрывную деятельность.

По заданию штаба партизанского движения при Южном фронте в Донецк прибыла боевая молодежная группа в составе шести  человек. Ею руководил Павел Колодин, бывший воспитанник школы №80.  На шахте №2-7  Колодин организовал подпольную группу во главе с преподавателем местной школы Безюковым. Бабушка, жившая тогда на поселке Лидиевка,  рассказывала, как поднимался дух людей, если появлялись листовки,  призывающие к беспощадной борьбе с фашистами.  Она всегда сожалела о том, что у нее не хватило смелости пойти на фронт, так как она была молодой девушкой, но душой она всегда верила в победу.

В Донецке действовали  диверсионные группы, которые главной своей задачей ставили истребление фашистов. В борьбе с непокоренными донбассовцами  большое значение враги придавали страху. Он должен был, по их мнению, сделать свое дело. Донбасс покрылся виселицами.  Одна из таких страшных виселиц была на поселке Лидиевка,  жители смотрели на нее каждый день, и, ужасаясь, ждали, кто будет следующим. Но дух шахтера не убить. У каждого из жителей кто-то уже был убит на фронте  или же защищал Родину, поэтому виселица делала людей сильнее и удваивала их силы, вера в победу не угасала.  Но враг свирепствовал. Горел Донбасс.

В начале 1943 года  фашистский террор достиг апогея. Но часы захватчиков были сочтены.

В сентябре 1943 года вся наша Родина узнала, что  войска Южного и Юго-Западного фронтов осуществили стремительный маневр и, сломив упорное сопротивление  немецко-фашистских войск, полностью освободила Донбасс.

Отступая, фашисты разрушали угольные шахты, заводы, электростанции. Захватчики затопили 2800 километров горных выработок. Они полностью вывели из строя 314 шахт, из них -140 в одной лишь Донецкой области.

Колоссальный ущерб причинили гитлеровцы шахтам Рутченковки. Так, например,  на шахте  №17/17-бис все здания и сооружения были выведены из строя. Здания подъемных машин и стволов, а также здание вентилятора были взорваны,  полностью уничтожены автогараж, механический склад и лесопилка.

Такая же участь постигла и шахты № 30, 31, 29, 19 и другие. Захватчики вывели из строя Рутченковский рудоремонтный завод, а  непосредственно перед отступлением, был сожжен  почти весь жилой фонд  Рутченковки. Моя бабушка, как и многие другие жители Кировского района,  осталась без жилья.  Об этом времени она  почти не вспоминала, и только однажды сказала: «Как жаль, что я не писатель, и не могу словом передать те чувства, которые одолевали меня тогда».

Как же выглядел город  Донецк?

Гвардейцы, освободившие столицу Донбасса, увидели ее в огне и дыму. Город был сожжен и разрушен.

7 сентября немцы весь день жгли и разрушали городские здания, заводы, все, что могло представлять ценность. Люди прятались, как  могли. Этот кошмар еще долго  снился всем, кто был там.

Мне хотелось бы рассказать о случайной встрече бабушки с Н.С.Хрущевым. Нет, она не здоровалась с ним за руку. Она просто со стороны наблюдала, как в сентябре 1943 года,  к разрушенной гитлеровцами шахте№ 31 подъехал покрытый пылью автомобиль, из которого вышел и долго говорил с шахтерами  член военного совета фронта,  секретарь ЦК КП (б) У  — Никита Сергеевич Хрущев. По её воспоминаниям, он знал многих старых шахтеров по именам, общался с ними, как с добрыми и старыми друзьями.

А потом была радость! Все поздравляли друг друга с победой, жали руки, целовались друг с другом, как самые близкие люди. Как родному отцу, рассказывали шахтеры о своих трудностях Хрущеву, он их слушал, не прерывая, а потом сказал:

«Мы этого никогда не забудем, шахтеры!Не забудем! Детям, внукам, правнукам, поведайте обо всем. Помните – без угля нет металла, а без металла – не добить нам фашистского зверя. Так что все теперь зависит от вас».

Войска пошли дальше на запад, а на шахтах Донецка и Рутченковки стала налаживаться жизнь. Здесь, в Донецких степях, занимается заря нового дня – дня титанического труда, вдохновенного подвига, дня великих свершений во имя счастья на земле.

Мой район — это маленькая часть большого города,  города-героя, которому и сегодня нелегко. Он совершил свой большой подвиг, выжил, восстал из фашистского пепла, окреп и развивается. Он жив- трудовой Донбасс! Он спускается в шахту, становится к станку. И нет таких трудностей, которые не преодолел бы труженик-Донбасс, когда речь идет об интересах его Родины.

Сколько еще ему предстоит преодолеть?  Но он сможет, он сильный. Потому что сильны люди, которые в нем живут. «Маленькие люди» в большом городе, но что он значит без них? Я думаю, что народ бессмертен, бессмертны герои,  их подвиги останутся в нашей памяти навеки.

Они погибли, чтобы мы могли жить.

Каждый из дончан,  живя в Донецке в годы войны, верил в светлое будущее, верил в победу и все делал для того, чтобы ее приблизить.

А что можем мы – я и мои ровесники – сделать для своей страны, своего народа?  Я думаю, что нужно беречь духовную память, традиции  народа, не уничтожать прошлое, а творить новую историю родного края, передавать ее будущим поколениям – это благородное дело, достойное настоящих патриотов.

Наш Донецк, ты достоин жить в мире,

Потому что ты город родной,

Потому  что в своей квартире

Я хочу быть хранима тобой.

В Донецке снова весна.

Светит солнце, пахнет травой.

Верю в то, что ушла война.

Милый город, горжусь тобой.

Этими строчками из моего собственного стихотворения я бы хотела показать, как я люблю свой город, как я горжусь, что живу в нем, что связана с ним навсегда. Я хочу знать его  историю, стать его частью. Мой район – это моя маленькая Родина. Как известно, именно  Родина дает нам крылья для полета, освещает каждый наш шаг.   Ее нельзя выбирать. К ней можно только прикипеть всем сердцем, проникнуться величайшей и светлой безграничной любовью – любовью на всю жизнь!

 Ряшко София Большой подвиг маленькой Рутченковки

 

 images

PDOhHCFoyggМихалёва Марина,11 класс

Учитель Сизоненко Тамара Викторовна

Конкурсная работа «Стоит солдат на постаменте»

                         

Весенний ветер нежно обвевает мое лицо. Лучи горячего солнца играют увертюру на родной улице. Я иду по знакомой дороге в парк  шахты имени Е.Т. Абакумова к памятнику неизвестному солдату.

Что за чудо – дышать  родным воздухом, ощущать теплоту весны, слышать пение птиц — и быть свободной! Свободной! А что такое свобода? Как мне, 17-летней девушке, узнать, что такое свобода?

Я подхожу к памятнику, кладу у его подножия несколько гвоздик. Сегодня 9 мая. Кажется, природа торжествует вместе с нами. Солнце. Тепло. Погода, как и всегда в этот день, сколько я себя помню, радует нас. Еще минуту я не отрываю взгляд от памятника. Замираю.

Прошло уже 70 лет со дня Великой Победы, но память жива в сердцах людей. Чувствую, как дрожь пробирает меня с ног до кончиков ушей.

«Спасибо!» — шепчу каменному солдату, глядя ему в глаза.

Неизвестный солдат. Кто он? Кем был до войны, в мирное время? Была ли у него семья? Что для него значило слово «Родина»?

Погружаюсь в глубины души. И передо мной отчетливо встает картина жизни молодого человека, где я – просто наблюдатель.

«Ваня. В-а-а-ня! Ужин готов! К столу», – наверное, это мать юноши. Я вижу женщину лет 45-ти. Глаза голубые, любящие.  Обращаю свое внимание на помещение: совсем маленькая кухня, беленые стены — значит,  мы в квартире. Так непривычно видеть быт давно забытых далеких 30-х годов.

«Иду, мам. Иду», – где-то из прихожей доносится низковатый голос. Юноша вернулся с улицы. Пока не ясен его возраст. Средний рост, совсем детские глаза, но пара свежих синяков и ссадин на лице придают ему мужественности. Несоответствие голоса и внешности парня заставляют меня улыбнуться.

«Ах! — воскликнула мать. — Ваня! Опять подрался! Бегом мыть руки и за стол!». Аппетитный аромат жареной картошки разносится по всему дому.

Внезапно картина уплывает от меня. Не успела рассмотреть ни дом, ни всех членов семьи. А вдруг их всего двое? И какой год на дворе?

Я слышу запах пота. Дождь. Солдаты на марш-броске. Все перепачканы грязью. Я как будто бегу вместе с ними. Вот замечаю уже знакомое лицо. Не могу понять, кто это.

«Ваня!» — радостно кричу, совсем позабыв, что я всего лишь наблюдатель.

Прекрасные черты лица, бритая голова, возмужал. Слышу сбившееся дыхание. Он устал. Брови выразительно насупились. Что-то предчувствует? Что? Угрозу? Или пятый километр бега под дождем беспощадно забирает силы худощавого парня?

Картинка его службы сменяется деревенской местностью. Я вижу чистый пруд. Лодка. В ней двое. Узнаю совсем взрослого Ивана. А рядом, видимо, его товарищ.

«Да что ты, Вань, расстроился? Это же еще далеко. До нас и не дойдут. До конца лета ничего от них не останется! Даже не переживай!» — заботливо говорит парень в лодке.

«Не знаю, Петька, не знаю. Скоро и нам придётся идти на фронт», — как-то задумчиво отметил Иван.

После его слов мне становится как-то не по себе. Басистый голос  эхом разносится по пшеничным полям, по близлежащим селам и деревням, доходит до города, откуда Иван родом, и катится дальше по всему земному шару.

Я вижу Землю. Чувствую ее пульс. Тревожный пульс. Кажется, весь мир окутан густым туманом войны… Война… До чего же ужасное слово!

Город. Слышу взрыв, затем второй. Залпы орудий. Люди замертво падают наземь прямо на моих глазах. На их лицах нет страха, лишь печаль расставания с Родиной. Дома рушатся. Мне тяжело дышать. Этот едкий дым войны проносится сквозь годы, и сейчас я дышу им. Я плачу. Горячие слезы, словно кипяток, льются из моих глаз.

Слышу слова. Но рядом никого нет. Что это? Кто говорит?

«Быстрее! Быстрее! Беги, беги, Смирнов! Давай, ты должен доложить в штаб, должен! Родина! Родина, как же я тебя люблю! Только бы добежать! Давай! Дыхание ровнее! Три шага – вдох. Три шага – выдох. Все ребята там. Все лежат, все уже где-то наверху, наверное. Я последний. Мой долг доложить. Вперед! Давай, Смирнов, беги! Беги, как тогда, в тридцать восьмом, на службе. Такая же грязь. Беги!» — мысли того самого Ивана разносятся в моей голове.

Как же его изменила война. Детские глаза потускнели с годами. В них необъятная печаль, бесконечно сильная любовь к Родине, ненависть к войне. Ему, наверняка, еще нет тридцати, но уже виднеется седина в прекрасных густых волосах. Насупились брови. Наверное, он уже близок к своей цели.

Слышен резкий свист пуль. Стреляют в него. Он бежит. Его не испугать. Дождь и почти промозглый холод выдают позднюю осень. Вся рота убита.

Ваня мчится, никакие снаряды, никакие пули его не остановят. Только бы успел к связисту. Ваня, успей! Ваня! Беги…

Падает. Что с тобой? Вставай! Вставай! Встает! Хромает, вражеская пуля попала в бедро. Кровь хлыщет. Но парень не сдается. Бег через посадку.  Резкий спуск. Он весь в листве, скользит вниз. За ним мчатся фашисты. Уже совсем рядом. Вот и связист. С ним отряд, немного людей. А больше и не надо. Передает в штаб, докладывает о местоположении врага. Много крови утекло. Вот и преследователи. Их так много! Больше роты.

Ивану не страшно.  Он думает о Родине. Мужество не покидает его. Не плачет, не думает о том, чтобы выжить. Долг. Он исполняет свой долг. В штабе уже известно. Теперь можно и умирать. Да, теперь можно.

Я рыдаю…

«Ну, н-е-е-т! Не дождетесь! Получайте!» — он лежа ведет огонь по врагу.

Один за другим его боевые товарищи падают. Вот и связист бесшумно склонил голову, положив, как и остальные, свою жизнь на алтарь свободы Родины.

Ваня остался жив. Но он опять один. Его, по-прежнему, не испугать. Патроны на исходе, но есть еще гранаты. Ничего. Он справится!

«Жаль, что не увижу больше жену. И сын уже, наверное, родился. А может, и дочь. Живите, любимые мои! Живите свободно! Помните своего отца. Я люблю тебя, Родина!» — последние слова вырываются из уст этого героя.

Встает во весь рост. Магазин пуст. В руке граната. Немцы окружили. Кричат, чтобы сдавался. Ваня улыбается. Чека выдернута… Долг исполнен. Его жизнь не затеряется в годах, его подвиг останется на этой Земле навечно.

Я помню. Я знаю. Таких неизвестных героев множество. И живут они благодаря нашей памяти и будут жить вечно, пока мы помним.

Внезапно я будто проснулась. Я все еще смотрю в глаза неизвестному солдату.

Я помню ваш великий подвиг, защитники Родины. Благодаря вам, я свободна. Благодаря вам, я живу, весь мир вокруг – благодаря вам. Спасибо! Я всегда буду помнить и делать все для того, чтобы никто не забыл вашей жертвы. Это мой долг.

Михалева Марина Стоит солдат на постаменте

 

images

 

 

1 комментарий

  1. Цветана Символокова:

    Очень трогательные очерки, написанные с душой. В них мы видим все переживания молодежи, которые связаны с данными событиями. В этих очерках отражается патриотическое отношение к подвигам солдат.

Оставить комментарий